Previous Entry Share Next Entry
Лекарства доступны только на бумаге
alessandrovw

Сегодня утром у социальной аптеки на проспекте Большевиков, несмотря на мороз, выстроилась большая очередь. Из льготников, которые уже долгое время не могут получить жизненно необходимых лекарств. И это несмотря на наличие рецептов, которые выдают только при наличии препарата в аптеках.

Почему людям не хватает медикаментов, выясняла корреспондент НТВ Катерина Правдина.

Игорь Сайханов тщетно пытается с начала года получить инсулиновые препараты. В аптеке, к которой он приписан, нужные ему лекарства — только за деньги. Опасаясь осложнений, больной неохотно соглашается на альтернативные средства лечения диабета. Но и без них оставаться опасно. Последствия — вплоть до комы. А в телефоне по-прежнему один и тот же ответ: лекарств нет.

У льготных отделов государственных аптек ажиотаж продолжается второй месяц. Люди занимают очередь за два часа до открытия. Прошла информация, что препараты для льготников наконец привезли. Но страх, что лекарств не хватит, заставляет проводить время на морозе.

Льготница: «Вчера вечером я зашла. Там уже стоять было невозможно. Народ даже на улице стоял. И до 19:00 работают. Толку никакого. Пришлось сюда в 9 часов утра приходить».

Льготница: «Весь январь не было лекарств. Появились только в первую неделю февраля. Рецепты просрочены. Надо было придти переписать. Это скандалы, это нервы, это ужас».

Вопросом, почему льготникам не хватает лекарств, задаются не первый год. Но ответа не находят. Хотя, казалось бы, схема проста. Комитет по здравоохранению после конкурса заключает договор с поставщиком. Тот по заявкам медиков отправляет необходимые объемы препаратов в городские аптеки.

Чиновники в свою очередь сообщают в районы о наличии медикаментов. Оттуда информация поступает в поликлиники. Лечащий врач, вооруженный списком закупленных лекарств для льготников, не может выписать отсутствующее в перечне.

Диана Алпенидзе, заведующая отделением эндокринологии Выборгского района: «В федеральном перечне напротив названия левемир, прочерк. Лекарство успешно закончилось еще в прошлом году. На 14 февраля левемир в списке есть 27 упаковок. Нельзя сказать, что его нет, но он имеется в таком убывающем количестве. Договор не перезаключался, и дальше его выписывать будет нельзя».

Если бы в городе не было таких препаратов, врачи их бы и не выписывали. Но на бумаге они есть и их выписывают. В комитете по здравоохранению в документах за январь этого года тоже оптимистичные цифры. Пациенты получили лекарств только по региональной льготе на 18 миллионов 700 тысяч рублей. Из общей суммы миллиард двести. Более 30 % этих средств идет на инсулин.

Татьяна Богданова, начальник управления по организации работы фармацевтических учреждений и предприятий: «Все инсулины в аптеках были. Могло получиться так, что сегодня не завезли. Допустим, вчера заведующая льготным отделом посмотрела, что 15 упаковок хватит. К ней пришли люди, лекарства сегодня нет. Инсулины подвезут, приходите завтра, подождите. Если у больного сложная ситуация, то и мы, и райздрав найдем в другом районе. Больного диабетом без инсулина не оставят».

В этом случае пациенту надо идти сначала к чиновнику, к врачу и снова в аптеку. Такие действия отнимут много времени и, главное, сил, а их у больных и так немного. И потом, почему люди должны это делать. Тем более что власть демонстрирует: работа отлажена и под контролем. Но, кажется, только на бумаге.

Например, семья Венгловских не могла полгода получить фосфоглиф, замены которому нет. Как это объяснить? Вероятно, только какими-то мистическими обстоятельствами.


?

Log in